о нас
ссылки
архив
1998-
staff

Нерегулярная летнешкольная жизнь

1998 год

Так, Леша, пора тебе защищаться. К марту. Это мои родители так думают. Со школой я еще встречусь. Кстати, я отлично оторвался на разборе полётов в электронной форме.

1999 год

Хорошо помнится, как в КЛШ свершилось 17 августа. Новосибирские школьники, которых я набрал, не смогли поехать. Зато я ощутил необходимость активно работать со школьниками весь год. Школа прошла интенсивно. Интересно. Хотя и голодно.

Шура впервые привозит чай, заварничек четверть ведра, и варит сгущенку на хитром приборе, спаянном из каких-то сопротивлений. От голода Света Софронова жалуется приехавшей в гости Лене Максимчук, что мы её плохо любим, и не даем сгущенки. Затем Света организует первый физмат-балет. Сергей Бабёнышев и Юля Безгачева ходят в лес за грибами, жарят их плодовые тела на сковородке и картошку фри в специально привезённой фритюрнице. Так как я уже не коренной красноярец, я собираюсь жить перед разбором полётов у Юли, и везу в своем большом рюкзаке фритюрницу к ней домой. Замечаю, что Юля смотрит на меня как-то странно, узнав, что я вёз фритюрницу на боку. Оказывается, фритюрница содержала несколько литров масла перед погрузкой. Моя тельняшка долго будет пахнуть подсолнухами, как, впрочем, и подборка журналов «Квант» из библиотеки ИВТ.

Курс «Комбинаторная геометрия», который я подготовил, не выносит конкуренции, и погибает в первые дни. Не делить же 40 физматовских детей на четыре математических курса? Зато факультатив про разрезание фигур даже заканчивается успехом. Насколько я помню, потому, что школьник умный попался. Вожатствую на команде φ с Таней Павловской и Петром Королевым.

Мой последний большой творческий проект в КЛШ — директорский заказ на очень лиричный последний номер заключительного концерта. Пишется текст рок-оперы с Дмитрием Иванковым и Алисой Бытевой в главных ролях. Тут я узнаю, как капризны бывают голоса звезд, и как тяжела деятельность театрального менеджера. Я пшикаю Диме в горло всякими баллончиками, и в результате к концерту он теряет голос окончательно. Маленькое приключение с Алисой настраивает слушателей на веселый лад, но артистизм хрипящего Димы частично спасает лирику момента.

2000 год

Я не еду в школу, а после её окончания расхожусь во взглядах с точкой концентрации нового сезона. Так что пока моё активное участие в деятельности КЛШ заканчивается. Я не испытываю по этому какой-то боли или разочарования, так как уж очень далек стал от народа.

2005 год

В год тридцатого юбилея я опять еду в школу. Школа оставляет букет замечательных воспоминаний, и приятных знакомств. Я читаю курс теории чисел.

Первое впечатление — за шесть лет память стала хуже. В былые годы как зовут школьников я изучал в автобусах и во время разгоночной контрольной. Тут же к середине сезона я запоминаю лишь сотрудников. Впрочем, на разгоночной контрольной я не был, да и в автобусе общался лишь с Денисом Гохфельдом да Ульяной Зыковой. Когда Сергей Копцев приезжает вместе с Юлей Ослонович, я даже имени своей соучастницы по проекту Песталоцци не могу вспомнить, и ужасно переживаю. Приходится все записывать на бумажках. К концу школы я более-менее привыкаю, и даже не успеваю обойти всех школьников, кого помню по именам, на финальных слезах. Другой интересный эффект, связанный с редкими посещениями школы, — это невозможность различать школьников и сотрудников по внешнему виду. Умная поющая девочка Катя ошибочно причислена мной к лику сотрудников, в то время как некоторые сотрудницы отличаются от школьников лишь чуть более откровенными нарядами.

Отсутствие команды позволяет мне принимать участие в вечернем клубе, лекторских посиделках и при этом нормально высыпаться. Вожатый Шпаков глядит на меня с превосходством после командных огоньков. Его умиляет вид накрытых по остаточному принципу лекторских столов. Даже во время дежурства своей команды σ он стойко верит в преимущества вожатства перед бездетным существованием. И в этом есть свой резон. Дети в этом сезоне весьма замкнуты внутри своих команд и учебных процессов. Я захожу к Паше Буровскому и Ане Куксе в α, затем к Теме Благодатскому и Ире Елисеевой в χ почитать рассказы Зощенко. Ирочка удивленно спрашивает меня, что я делаю в её команде и конфискует библиотечную книжку. Ревность. Как-то команда β, ожидающая вожатых перед обедом, соблаговолила сыграть со мной в контакт. Ещё я сходил на костёр с командой Паши Буровского, просто потому, что очень хотел сходить на костёр.

Экономист с большой буквы, человек с большими летнешкольными деньгами, Юля Куликова намекает мне парочку раз, что Алексей Шипилёв больше проводит времени с компьютерами, чем с её школьниками из команды ι, и будет просто здорово, если вдруг такой бездетный одинокий лектор, как я, как-нибудь их разбудит. Я честно пытаюсь это сделать, просыпаясь по будильнику Паши Буровского, подымал тело с кровати, бежал в Юлину команду в первом корпусе и обнаруживал Олесю Колмакову и Алексея за минуту до подъёма. Я делал вид, будто решил как раз пообсуждать с Алексеем семинар, и сваливал спать дальше. Моя последняя попытка поработать с этой командой — это праздничный подъем в день биохима. Алексей Шипилёв и я занимаемся зарядкой для больших пальцев ног с его школьниками, пока наконец заспанная, но строгая Юля не поднимает остатки детей проницательным взглядом. Говорят, она знает, как разобраться не сзади книжкой, а по-мужски.

С пением летнешкольных песен, спасибо Максу Щербакову, Паше Буровскому и Рустаму Байбурину, в этом году дело обстоит неплохо. Во время праздничного предобеденного лежбища играет кассета Ильи Грузберга, но к сожалению, даже Илья Грузберг в записи не может заменить молодого красивого вожатого с гитарой. Всё то, что транслируется из мощных колонок в короткие промежутки неучебного времени в воздух Летней Школы оказывает сильное влияние на происходящее, как доказывает Артём Благодатский, подготовив разнообразную музыкальную программу на праздник БХО. Многие вожатые просто счастливы. Школьники, те не всегда довольны выбором старшего поколения, хотя и не понятно, что бы они предложили взамен. Как говорил в примечаниях Исак Давидович, не надо стесняться навязывать школьникам свои вкусы, хотя что такое Acid стиль все же интересно.

Хочется вспомнить, что в предыдущих Летних Школах некоторые музыкальные произведения были сигналами к режимным моментам. Например, в 1987 году я просыпался под песню Europe «The final countdown», и до сих пор эта песня пробуждает во мне бодрость и свежесть летнешкольного подъёма. На обед в 1989 году мы ходили под песню «Антошка, Антошка, готовь к обеду ложку», а учебные занятия начинались песней группы Ноль «Школа жизни» не совсем летнешкольного формата.

Вечерняя жизнь Летней Школы выглядит достаточно обычно. Ежегодно одним из самых творческих является мероприятие филологов, в которых некоторая общая сюжетная линия должна быть исполнена в разных стилях. Так как в этом году школа проходит недалеко от Канска, то в день Экофилюра мы участвуем в Канском кинофестивале: в качестве жанров выступают различные направления киноискусства. Надо отметить, что самые удачные лекторские номера — «Письмо домой», «Один день Летней Школы» в жанре мыльной оперы и лекторские хокку написаны и срежиссированы психологом и душой лекторского корпуса Натальей Логиновой. За участие я отмечен, как творческая личность.

По вечерам в течение концертов и просто так в КЛШ выступает несколько вокально-инструментальных ансамблей, использующих популярные мотивы в своём творчестве:

  • Котопёс (Зазыбо Николай, Павлович Владимир, Тюменцев Николай) с песней «Я — сотрудник».
  • Информатики (Рустам Байбурин, Женя Миркес, Алексей Шипилёв и ваш покорный слуга) перепевали Дубинушку а капелла.
  • БайБурДарДар (Буровский, Байбурин, Дарсавелидзе, Дарсавелидзе) также перепевали Дубинушку, но под гитару и на мотив Michelle.

Популярность жанра песенной переделки объясняет матёрый КВНщик Саша Мацуев: переделанную песню трудно сделать хорошо, но и плохо её сделать сложно. Первый успех переделки у школьников определяется раскрученностью исходного материала. Чтобы песня вошла в летнешкольную классику, исполняйте её чаще, а остальное — приложится. Так что как говорили в 1996 году в Летней школе, не выпендривайтесь, Андрей Владимирович, слушайте песню «Валенки».

Регулярные дожди моросят первую половину сезона. После того, как заботливый завхоз Антон Денисов достаёт мне полиэтиленовый дождевик, дожди прекращаются и царит яркая солнечная погода. Наконец-то я прекращаю болеть и веселее смотрю на жизнь, а ботинки мои высыхают и перестают гнить и пахнуть. Единственный маленький дождик начинается во время игры по Алисе в стране чудес, но это не портит праздника. Главный организатор события и необыкновенно талантливый человек Наташа Дарсавелидзе за две минуты переносит этапы под крышу, после чего дождь заканчивается. Упомянутый дождевик проявит себя на биохимическом карнавале в купе с синей зубной пастой, придающей щекам мятный запах и цвет, который приходится отскабливать бритвой. Признанную елочку карнавала Дамира Маняпова, использующего зеленую гуашь для своего наряда, приходится отскабливать Наталье Валерьевне Коропачинской. Потому как вовсе не гуашь в найденной банке, а краска, которой сантехники собираются покрасить трубу холодного водоснабжения.

Отскабливание подогревает слух о глобальном отключении холодной воды. Вода действительно иногда заканчивается, так как многие сотрудники запасают её впрок. На планерке нам зачитывают правительственную телеграмму из Совета Федерации с юбилейными поздравлениями от нашего человека. Из многочисленных связей между ним и данной страницей можно упомянуть две, — его младший сын вожатствовал в Летней Школе, и моя мама играла в его театральной постановке пьесы Тома Стоппарда. На следующее утро мы узнаём, что в лагере будет вода, и мы сможем пользоваться комфортабельными туалетами до конца сезона. Ура!

В школу приезжают большие гости и оказывают свое влияние на развитие летнешкольного процесса. Прикосновение к внутренней информации из первых рук приятно холодит самолюбие.

2008 год

Опять буду читать курс арифметики, но немного лучше: например, нашёл доказательство теоремы Эйлера-Ферма с «крылатыми квадратами».

2010 год

В этом году Арифметика, дополнилась экскурсом в практические области современной криптографии. Осознав важность пиара в современной школе, я перепоставил Осла.